Арбитражный управляющий, член Ассоциации СРО «МЦПУ», неэффективность процедур для конкурсных кредиторов объясняет тем, что закон о банкротстве направлен, прежде всего, на выплату текущих расходов. «Огромные текущие платежи съедают конкурсную массу», — отметил он.

Сотрудничество добросовестных сторон позволит повысить шансы на успех в деле о банкротстве, считают управляющие. Если арбитражный управляющий защищает интересы должника или кредиторов, он должен иметь возможность делать это на тех условиях, которые они же и определяют.

Арбитражный управляющий без права на ошибку

Арбитражным управляющим нужна возможность совместных решений с кредиторами и защита спецстатусом.

Зарегулированный бизнес

Средний процент возврата средств кредиторов по итогам процедур банкротства компаний держится на уровне 5-6%, залоговые кредиторы получают порядка 30% своих требований, незалоговые – чуть больше 1%. 

Арбитражный управляющий

-член Ассоциации СРО «МЦПУ», неэффективность процедур для конкурсных кредиторов объясняет тем, что закон о банкротстве направлен, прежде всего, на выплату текущих расходов. «Огромные текущие платежи съедают конкурсную массу», — отметил он.

Кроме этого, закон, регулирует процесс ликвидации как бизнес, например, устанавливает предельное вознаграждение управляющего, что противоречит сути предпринимательства. При этом уполномоченный орган как «самый главный кредитор» оказывает значительное влияние на формирование судебной практики.

Зарегулированность арбитражных управляющих мешает и кредиторам. В проектах повышенной сложности, в которых банк выступает не только в качестве кредитора, но и в дальнейшем собственника, у банка есть определенные ожидания от управляющих по квалификации. Очень важно работать с дебиторкой, зачастую арбитражный управляющий не сильно вкладывается в то, чтобы этим заниматься. Среди пожеланий к управляющему – более активное оспаривание сделок и пресечение включения требований «с дефектами» в реестр. 

«Проблема не в том, что управляющий некомпетентен, а в том, что он боится совершить действие, которое не предусмотрено законом, и за это последует наказание». Судебная практика, по мнению некоторых, также демотивирует управляющих принимать нестандартные решения.

Один в поле не воин

Сотрудничество добросовестных сторон позволит повысить шансы на успех в деле о банкротстве, считают управляющие. Если

арбитражный управляющий

защищает интересы должника или кредиторов, он должен иметь возможность делать это на тех условиях, которые они же и определяют, как это происходит в адвокатской практике. «Управляющему нужно дать больше свободы в принятии таких решений совместно с конкурсными кредиторами».

В этом же ключе высказываются многие арбитражные управляющие, которые считают, что, если процедуру инициирует кредитор, то он же должен и платить за процедуру, и выбирать управляющего.

Банк готов сотрудничать с управляющими для поиска совместных решений. Готов он и содействовать решению проблемы заниженного вознаграждения, и обеспечения сохранности имущества должника.

Сотрудничество не должно означать отказ от независимости.

«Сейчас есть управляющие, которые готовы идти на злоупотребления в интересах кредиторов или должника. Как показывает многолетняя практика, существующие методы госконтроля и надзора в этой сфере не способны избавить от этих проблем».

Если сообщество будет и дальше занимать позицию «это все наши, поэтому мы их будем от всего прикрывать», то государство возьмет регулирование на себя. «Государство говорит: раз вы не делаете это сами, это буду делать я, и это абсолютно логично».

В стране обсуждается законопроект о назначении управляющих на процедуру случайным образом, но со стороны управляющих есть некоторые сомнения. Неясно, будет ли у управляющего возможность принимать решение об участии или неучастии в процедуре и регулировать количество дел, в которых он работает. В то же время, если алгоритм назначения будет учитывать профессиональный опыт и подготовку управляющего, сложности предприятия и его территориальное положение, то будут и плюсы, отметила она.

Независимость управляющих может обеспечить только сильное сообщество. Примером действенного сообщества может служить нотариат. 

Представители правоохранительных органов указывают на низкое качество финансового анализа и заключений о наличии признаков преднамеренного банкротства, которые готовят управляющие. 

Защититься спецстатусом

Арбитражных управляющих сравнивают с саперами, при этом, и те, и другие сами выбирают свою профессию. По мнению управляющих, защитить их на таком «минном поле» может специальный статус.

Арбитражный управляющий

— руководитель Московского филиала заявил: «У нас профессия абсолютно беззащитная, нас реально начали убивать. Может быть такая ситуация, что часть из нас убьют, часть посадят, а часть сама уйдет из профессии». Он напомнил, что в Москве в 2016 и 2018 году были убиты управляющие Павел Шкуратовский и Андрей Силин, перечислил случаи нападений на управляющих: в Екатеринбурге было покушение на Дмитрия Зайцева, на Римму Губкину из Кемерово нападали два раза, на Евгения Медведева напали в Челябинске в 2016 году, в Барнауле в 2015 году избили Гульмиру Тулебаеву.

ЕСТЬ случаи возбуждения уголовных дел в отношении управляющих и их задержание. 

Среди других проблем профессии,  обязанность и невозможность застраховаться. Страховые компании не хотят предоставлять управляющим такие услуги. По его мнению, должно быть, как с ОСАГО: тарифы и компании, которые обязаны страховать.

Распространяются попытки взыскания с управляющего убытков за неподачу заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. 

«Вы хотите, чтобы управляющий ни за что не отвечал?» — . Арбитражный управляющий, который занят конфликтной работой, должен иметь спецстатус,  Его коллега, арбитражный управляющий, пояснил, что имеется в виду специальный режим осуществления следственных действий в отношении арбитражных управляющих, включающий в себя, в частности, уведомление СРО, обязательное участие представителя СРО в следственных действиях. «Сажать адвокатов гораздо сложнее, чем управляющих, потому что впрягаются несколько человек из адвокатской палаты».

Назван «трендом» перевод гражданско-правовых отношений в уголовную плоскость. «Это очень модно, удобно, дешевле и быстрее, когда ты знаешь, к кому прийти и кому аргументировать свою, в плохом смысле этого слова, позицию»,  На росте числа доследственных проверок в отношении управляющих сказывается и низкая квалификация сотрудников правоохранительных органов.

Для снижения уголовно-правовых рисков рекомендовано управляющим не допускать откровенно «черных» схем, работать с проверенными контрагентами, а не с фирмами-однодневками. В любой непонятной ситуации следует обращаться к специалисту, пока ситуация не накалена. Советуют «не играть в азартные игры с государством», стараться в первую очередь погасить задолженность по зарплате и налогам. Еще один совет – соблюдать «гигиену» деловой переписки. «Восстанавливается практически любая информация с практически любых цифровых носителей».

Реабилитация как цель

Арбитражный управляющий призвала управляющих вспомнить о такой цели процедур как реабилитация должника. Редкие случаи восстановления компаний на стадии наблюдения она объяснила тем, что в законе нет прямого указания на такую опцию, а управляющие не стремятся проявлять инициативу. Кроме этого, юридические фирмы, которые предлагают воспользоваться их услугами по ведению процедур банкротства, стремятся получить прибыль, антикризисное управление не является их целью.

Наличие крупных налоговых обязательств у должника также мешает его восстановлению. В законе отсутствует возможность установления мораторного периода или льготных ставок по налогам на период банкротства, позволяющих в определенный срок найти способ восстановления платежеспособности. Налоговые органы, как правило, отказываются от заключения мирового соглашения или рассрочки, да и остальные кредиторы не идут на погашение долга в части. 

Ирина Тищенко привела примеры дел, в которых ей, после переговоров с кредиторами, удалось провести реабилитацию в процедуре наблюдения. Вознаграждение управляющего было ограничено фиксированной ежемесячной ставок, но зато компании были спасены. В еще одном деле из-за нежелания налоговой идти на реструктуризацию, пришлось уйти в конкурсное производство.

Проблема не в отсутствии реабилитационных процедур – в законе они есть – а в том, что восстановление компаний, если они не банки и не застройщики, нельзя проводить без согласия кредиторов. По его словам, такая возможность должна быть для всех юридических лиц.

Что касается вознаграждения арбитражного управляющего, то  Постановление Пленума ВАС РФ ОТ 25.12.2013 №97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» дает возможность управляющему, добившемуся реального результаты в виде восстановления платежеспособности должника, претендовать на повышенное вознаграждение в процедуре наблюдения.

Информационная недостаточность

Среди препятствий для восстановления компаний, уклонение руководителей должника от передачи управляющему документов, что не позволяет оценить шансы на восстановление. С тем что у управляющего отсутствуют инструменты воздействия на руководителей, не передающих документы, согласны и другие управляющие.

За документами зачастую приходится обращаться в госорганы. По закону, информацию должна представляться в течение семи дней, но по факту в Москве это растягивается на один-два месяца, с учетом почтопробега. ЗАГС или Росфинмониторинг, как правило, отказывают, и идет запрос через суд. Он привел пример из фильма про геологов: «Для того чтобы доказать, что участок пустой, что там ничего нет, нужно работать в три-четыре раза больше, чем над участком, в котором есть залежи». С «пустыми» должниками точно так же. В качестве решения он предложил дать возможность управляющим запрашивать информацию через личный кабинет на госуслугах или через нотариусов.

Запрос арбитражного управляющего нужно приравнять по статусу к судебному запросу. «Самое страшное, что можно сделать — это признать управляющего государственным служащим».

Субординация на практике

Арбитражные управляющие могут получить еще одну обязанность – самостоятельно, во внесудебном порядке, устанавливать требования кредиторов в реестре. В этой связи важно развитие судебной практики в части реестровых требований.

Нужно прежде всего определиться с понятиями: «Аффилированные лица, участники, связанные лица – это все разные понятия». «Сама по себе категория связанности не должна влечь за собой материальных последствий». В качестве примера  дело, в котором участник кредитовал общество и заключил соглашение с другим кредитором о том, что его требования как участника не субординируются.

Нужны ли гражданам управляющие

Тема рисков и полномочий управляющих активно дискутируется в контексте банкротства граждан, в том числе законопроекта об упрощенной процедуре банкротства.

Несмотря на то, что банкротство граждан – молодой институт, количество банкротств физических лиц в разы превышает число банкротств компаний. «Несколько вырос процент удовлетворенных требований кредиторов, поскольку первые процедуры проводились либо в отношении граждан без активов, либо в отношении тех, у кого долгов на 28 млрд. рублей, а активов, цитируя известный фильм: машина — на имя жены, дача — на мое имя, а ты  — голодранец,».